PARMIGIANI

история бренда PARMIGIANI

начиная с 1996 года

В 1974 году молодой дипломированный специалист Мишель Пармиджани столкнулся с беспрецедентным в истории швейцарской часовой промышленности кризисом, вызванным массовым появлением на рынке азиатских кварцевых часов. В течение одного десятилетия, которое позднее назвали «кварцевым кризисом», свою работу потеряли почти 90 000 специалистов отрасли, что едва не привело к краху традиционного часового производства. Часы перестали выпускать даже в долине Валь-де-Травер. Не взирая ни на что, в 1976 году Мишель Пармиджани решает открыть свою собственную мастерскую в г. Куве (Couvet) и сосредоточиться на изготовлении механических часов и реставрационных работах. «Если бы в то время Вам, как мне, посчастливилось работать с восхитительными часовыми творениями прошлого, составляющими важную часть культурного наследия наших предков, – говорит Мишель Пармиджани, – Вы также не смогли бы смириться с исчезновением традиционного часового производства». С тех пор его творческий подход к часовому делу остаётся неизменным. Он основан на убеждении, что разорвать связь с традициями часового искусства не просто невозможно, а губительно.

Став предпринимателем, Мишель Пармиджани всецело отдаётся своей страсти и первой профессии – реставрации. В то же время он реализует свое мастерство и знания в области механических усложнений в собственных уникальных часовых изделиях, разработанных исключительно для истинных ценителей и коллекционеров. Основанная им небольшая мастерская Mesure et Art du Temps становится известной и процветает.

В 1980 году именно благодаря увлечению Мишеля Пармиджани реставрацией происходит судьбоносная для его карьеры встреча с семьёй Ландо (Landolt). Семья Ландо, владеющая фармацевтической компанией Sandoz, известной сегодня как Novartis, обладает одной из самых богатых коллекций швейцарских наручных часов и часов с движущимися фигурами – Коллекцией Мориса-Ива Сандоза (Collection Maurice-Yves Sandoz). В то время хранитель Музея часового дела города Ле-Локля Эффрен Жобен (Effrène Jobin), занимавшийся реставрацией этих шедевров, планировал выйти на пенсию и искал себе достойного преемника. Он представил Мишеля Пармиджани семье Ландо и убедил их доверить ему работу над уникальной коллекцией.

За эти годы семья открывает для себя исключительный талант Мишеля Пармиджани как часового мастера и мастера декоративной отделки. Постепенно между ними складываются дружеские и доверительные отношения. Пьер Ландо (Pierre Landolt) предлагает Мишелю Пармиджани оставить свою небольшую мастерскую во имя новых перспектив: основать собственную компанию. Так, 1996 год ознаменовал собой возникновение марки Parmigiani Fleurier.

Некоторое время спустя Фонд Sandoz принимает решение о необходимости дополнить реставрацию созданием часовых механизмов из деталей собственного производства, изготовленных в соответствии с традиционными критериями качества. Последовательное приобретение небольших мастерских обеспечило объединение и полный контроль производства всех часовых компонентов, корпусов и циферблатов будущих изделий. Так, созданный комплекс начинает выпуск своих собственных анкерных спусков, которые до этого были прерогативой только нескольких часовых домов. На сегодняшний день предприятия, объединённые менее чем за 6 лет в «Часовой комплекс Parmigiani Fleurier» (Pôle Horloger Parmigiani)*, позволяют марке Parmigiani Fleurier осуществлять контроль на всех этапах производства часов, начиная с изготовления самых мелких деталей и до окончательной сборки готовых изделий.

Всего за 20 лет независимость всех производственных процессов позволила Parmigiani Fleurier представить шесть коллекций и тридцать три мануфактурных калибра, четыре из которых стали мировыми премьерами.